Статья Гевина Диксона о премьере “Пассажирки” в журнале “Opera”, декабрь 2016

«Пассажирка» Мечислава Вайнберга, показанная Екатеринбургским государственным академическим театром оперы и балета, стала первой полноценной сценической постановкой этой оперы в России, где отмечен стремительный рост интереса к композитору после почти полного забвения после его смерти в 1996 году. Режиссер Тадеуш Штрасбергер с большой свободой подходит к постановочному прочтению либретто. Там, где Паунтни точно следует букве, разворачивая действие на сцене в двух ярусах: верхнем – на океанском лайнере и нижнем – в лагере Освенцим, Штрасбергер свободно соединяет эти два пространства. Лайнер как обрамление повествования о событиях в Освенциме, обозначен занавесом с изображением корпуса судна с заклепками и огромными прямоугольными порталами. Картину концентрационного лагеря воссоздают ряды жутких краснокирпичных труб с ползущими над сценой клубами дыма.

Штрасбергеру принадлежат также сценография и световое оформление спектакля, где особые световые эффекты то вторгаются в ход событий зловещими багровыми отблесками, то постепенно усиливают драматизм происходящего во второй части спектакля переходом к нижней подсветке. В костюмах Виты Цыкун найден тонкий баланс между однообразием, диктуемым обстановкой, и едва ощутимым различием, позволяющим отделить персонажей одного от другого. Штрасбергер использует в постановке некоторые приемы «магического» реализма, хотя не все из них представляются уместными. Так, когда заключенные Марта и Тадеуш с надеждой мечтают о свадьбе, через сцену в декорациях концлагеря вальсирует пара в бальном наряде. А тема тяжкой участи евреев (ранее оперу критиковали за принижение этой темы) обозначена появлением скорбной группы ортодоксальных раввинов. Все же в большинстве случаев интерпретаторские идеи Штрасбергера находят тонкое и эмоциональное воплощение. Это ощущается в сценах душевных взаимоотношений между заключенными и в эпилоге, где режиссер проводит параллели между двумя главными героинями – бывшей заключенной и бывшей надзирательницей, вглядывающимися друг в друга, как в отражение, когда после многих лет случай снова сводит их вместе.
Дирижер Оливер фон Дохнаньи динамично передал всю эмоциональность партитуры Вайнберга, что особенно впечатлило, если учесть постоянные смены стиля и темпа музыки. Все исполнители принадлежат оперной труппе театра, для этого спектакля было набрано до четырех составов на главные партии. Первый состав можно оценить на «хорошо» и «отлично». Наиболее впечатляющим, как в вокальном, так и в драматическом плане, было исполнение Надеждой Бабинцевой главной роли надзирательницы Лизы, но особо выдающимся музыкальным моментом вечера стала исполненная без сопровождения Ольгой Теняковой ария Кати, русской заключенной, о родной стороне. И оркестр, и хор действовали с одинаковой самоотдачей, и весь спектакль определенно выиграл от долгой и тщательной подготовки. Спектакль состоявшегося ансамбля – малый, но очень важный шаг в работе по уже неизбежному пути к тому, чтобы он смог занять место в его основном репертуаре театра.

Гевин Диксон