Об особенностях музыки Вайнберга и роли хора в опере «Пассажирка» рассказала хормейстер-постановщик Анжелика Грозина

Отметим, что первым шагом к работе над «Пассажиркой» стало разучивание и исполнение хором Восьмой симфонии Вайнберга в апреле 2016 года. Музыкальные темы симфонии и оперы чрезвычайно схожи, причем материал симфонии гораздо сложнее, так что его успешное освоение можно считать самостоятельным серьезным результатом.

— Хор появляется сразу, как только оживают воспоминания Лизы. Можно сказать, что он является олицетворением памяти главной героини, — рассказывает Анжелика Владимировна. – Нам предстоит петь и на сцене, и из-за кулис. Мы словно душа тех людей, что навсегда остались в Освенциме.

В последние годы неоднократно отмечаются музыкальные заслуги хорового коллектива нашего театра. Но если сравнивать «Пассажирку» с другими спектаклями, то это работа совершенно иного характера. В Сатьяграхе, например, труднее всего было запомнить текст и выучить периодичность, которая постоянно менялась и варьировалась. Но мантры учатся – и в нашей памяти постепенно все улеглось.
Здесь же слов немного, все они на русском языке. Главная сложность заключается в выборе музыкальной интонации. Специфику музыки Вайнберга сразу можно услышать!

Мы являемся музыкальным воплощением человеческих страданий. В музыке очень много секундовых интонаций, которые проявляют себя то как стон, то как надлом. Узкий, резко звучащий интервал, усиливает содержательный диссонанс. Словно пронзающая боль. Интонация здесь – самое главное. Задача заключается не только в том, чтобы выстроить звук чисто и художественно – не просто спеть четко, точно, строго по тексту, но и найти к материалу свое отношение.

Наряду с интонацией у Вайнберга еще и своя особенная ломаная ритмика. Паузы заложены композитором непривычно и непредсказуемо. Логику этого нам еще только предстоит постичь.

Очень выразительный символ у Вайнберга — Черная стена. Важно не просто пропеть, а донести до зрителей суть — дальше дороги нет. Впереди темнота – и это не просто пустота, где можно двигаться на ощупь, в надежде обрести свет. Это глухая Черная стена, которая не дает возможности двигаться. Первыми вступают басы и постепенно все сливается в общий голос, который звучит фортиссимо как набат, как колокол.

грозина_превью